sery_kardinal (sery_kardinal) wrote,
sery_kardinal
sery_kardinal

Category:

Проблема денег в зарубежных психологических исследованиях [часть третья из трёх]

    • Окончание анализа статьи, опубликованной в Психологическом журнале Института психологии РАН. Начало тут и тут. Интересные моменты выделены и прокомментированы.
  • Любовь.

Деньги часто используются, чтобы купить привязанность, преданность и самоуважение[14]. Поскольку принцип взаимности лежит в основе подарка, многие полагают, что взаимные подарки являются знаком любви и заботы.

  1. Покупатели любви.

    Многие пытаются купить любовь и уважение: те, кто посещает проституток, делает богатые благотворительные взносы, балует детей. Они чувствуют себя нелюбимыми и пытаются избежать чувства отверженности и никчемности, угождая другим своей щедростью. Однако им бывает трудно принимать ответную любовь, а их щедрость иногда лишь маскирует подлинную враждебность к тем, от кого они зависят.

  2. Продавцы любви.

    Они обещают другим любовь, привязанность и ласку, которая льстит их самолюбию. Они легко имитируют подобное поведение и, естественно, привлекают покупателей любви. Некоторые полагают, что психотерапия является формой сделки между продавцами и покупателями любви, основанной на законах спроса и предложения. Покупатели приобретают дружеское расположение, с готовностью продаваемое «терапевтами». Продавцы любви вообще склонны выбирать «помогающие» профессии.

  3. Похитители любви.

    Клептоманы не воруют вещи без разбора, они выбирают только те объекты, которые обладают для них символическим значением. Они жаждут любви, но чувствуют, что не заслуживают ее. Они пытаются рисковать в других областях, а в любовных отношениях ведут себя очень скованно.

Возможно, родители всех этих «дельцов от любви» давали им деньги не потому, что любили их, а вместо любви. Поскольку они не знают о том, что можно любить бескорыстно, они вынуждены покупать, продавать или воровать любовь. Единственным лечением для них является подлинная эмоциональная близость.

    • По-моему, никакая любовь, ни христианская, ни родительская, ни между мужчиной и женщиной, никоим образом не должна связываться с деньгами. Ассоциация денег с любовью, обнаруженная психологами, лишний раз свидетельствует об искажении интимного пространства при капитализме. В первой части я об этом писал.
  • Свобода.

Это наиболее приемлемый и наиболее распространенный смысл, приписываемый деньгам. Деньги дают время, которое можно посвятить своим интересам и склонностям, освобождают человека от повседневной рутины и ограничений, которые связаны с наемным трудом.

Существует два типа поклонников автономии[14]:

  • Покупатели свободы.

    Для них деньги означают освобождение от правил, обязательств и даже просьб, которые ограничивают их самостоятельность и независимость. Они стремятся к свободе, а не к любви; на самом деле они подавляют и поэтому боятся своего влечения к зависимости. Они мечтают о таких отношениях, в которых оба человека одновременно чувствовали бы свободу и духовное единение. Однако на деле они часто оказываются безответственными и ненадежными, вызывая у своих партнеров обиду и гнев.

    • Деньги конечно дают возможность заниматься интересными делами, но только если они у вас есть, если голод и холод не гонят вас на работу. Финансовая свобода является прерогативой богачей. Если у вас есть достаточное количество денег, чтобы о них не думать, то вы, подобно Стиву Джобсу, можете посвятить свою жизнь чему-то увлекательному.
    •  
    • К сожалению, в окружении нищих и голодных даже яркая творческая личность выглядит одиозно, как античный мудрец среди рабов.
    •  
  • Борцы за свободу.

    Отвергают деньги и материальные ценности как средства порабощения людей. Часто они становятся политическими радикалами, хиппи или технократами. Они обладают пассивно-агрессивным характером и пытаются разобраться в своих внутренних конфликтах и спутанных ценностях. Дружба и товарищество являются для них главной наградой в борьбе против денег. Их идеализм является попыткой защититься от эмоций. Часто они становятся жертвами религиозных сект или террористических организаций.

    • Борцы за свободу и равенство лишь тогда чего-то стоят, когда они (1) глубоко понимают проблемы, (2) предлагают решения, в основе которых стоит человек, и (3) отделяют фантазии от реальных возможностей.
    •  
    • Мои симпатии на стороне технократов-энциклопедистов.
    •  
    • Деньги не надо отвергать или отменять. Деньги надо изобрести заново, довести до ума. Весь современный мир крутится вокруг недостатков примитивных денег. Доколе? Финансовая система должна быть приведена в соответствие с природой, потребностями и возможностями человека.
  • Азартные игры.

Ответ на вопрос, почему люди играют в азартные игры, для большинства кажется очевидным: чтобы выиграть легкие деньги и для развлечения. Однако психоаналитики утверждают, что некоторые люди, наоборот, играют, чтобы проиграть. И клинические случаи действительно подтверждают эту парадоксальную точку зрения.

    • Игры на деньги в русском языке называются «азартными». Если люди играют просто ради интереса (например, в шахматы), то это обычная неазартная игра, а если играют на деньги (в те же шахматы), то это уже азартная игра. «Азарт» означает сильное волнение. Следовательно, само название игр – «азартные» – указывает на то, что деньги, проникая в игру, вызывают у игрока интенсивные эмоции, становятся предметом страсти. Очередной раз проявляется связь денег с инстинктами.

Согласно Ференци[6], каждому, кто когда-либо играл в казино или на бирже, знакомо чувство абсолютной уверенности в успехе, которое является отзвуком «инфантильного всемогущества». Ференци считал, что младенцы воспринимают себя не как слабых и беспомощных, а как властных и могущественных созданий, чьи потребности удовлетворяются полностью подчиняющимися им взрослыми, не имеющими самостоятельного значения в мире. Столь нереалистическая самооценка складывается потому, что у них нет способа заметить свою подлинную слабость, зависимость и беспомощность. Со временем они сталкиваются с реальностью; отрицательные переживания открывают перед ними «правду жизни». Зрелость означает понимание не только своих возможностей, но и их ограниченности. Большинство из нас теряет чувство всемогущества к раннему детскому возрасту, но время от времени оно вновь оживает, особенно если нам чего-то очень хочется и мы убеждены, что можем это получить. «В этом и состоит страсть игрока: он вводит себя в состояние иллюзорного знания, как будто он действительно видит номера, которые должны выпасть. За этой упорной – вопреки всякой вероятности – надеждой на успех скрывается стремление к проигрышу»[30, c. 47]. Разумеется, не все игроки – невротики. Миллионы людей регулярно посещают бега, участвуют в лотереях, проводят время за карточным столом или у игровых автоматов. Это позволяет испытать волнующие чувства риска и азарта и ненадолго создает иллюзию, что они могут достичь в жизни чего-то большего, чем имеют.

Хотя существует огромное число работ по психопатологии игроков, очень немногие авторы интересовались психологией «нормальных» игроков, не одержимых страстью к игре. Впервые случай патологической страсти к игре был рассмотрен Фрейдом в эссе о Достоевском[8]. Он связывал страсть к игре, как и другие навязчивые симптомы, с эдиповым комплексом. Основой психоаналитического толкования одержимости игрой является идея о том, что игроком движет бессознательное желание проиграть – почувствовать себя жертвой несправедливости, пережить раскаяние и угрызения совести. Истоки такого поведения лежат в детстве: в нарушении взаимоотношений ребенка с родителями. Игра может быть способом вернуть материнскую любовь, средством наказать себя за недозволенные чувства по отношению к матери или средством «тестирования» действительности.

Помимо психоаналитических, существуют другие теории, объясняющие поведение игроков их личностными особенностями. Так, Гофман[13] рассматривает игру как суррогат рискованных ситуаций, исчезнувших из повседневной жизни. Он показал, что люди, профессии которых связаны с очень высоким или очень малым риском, выбирают рискованные игры. Те же, чья профессиональная деятельность сопряжена со средним риском, предпочитают не рисковать в игре. Эти данные подтверждает и Лозковски[19], показавший, что рискованные игры предпочитают экстраверты и люди, которым не хватает внешней сенсорной стимуляции.

Помимо психологических факторов, поведение игрока может быть детерминировано демографическими, социокультурными и ситуационными факторами. Уокер[29] попытался объединить все эти факторы. По его мнению, предрасположенность человека к игре определяется следующими обстоятельствами.

  • а. Культура

    может одобрять или даже предписывать разные формы игры.

  • б. Референтные группы,

    с которыми человек себя идентифицирует, могут практиковать определенное игровое поведение.

  • в. Социальное научение.

    Способы, которыми новички обучаются правилам и результатам игры.

  • г. Личность.

    Индивидуальные различия могут влиять на определенные последствия игры.

  • д. Кризис и стресс.

    Игра может использоваться как компенсационный механизм.

  • е. Досуг.

    Игра может быть важным аспектом времяпрепровождения на отдыхе.

  • ж. Социальное подкрепление.

    Социальные контакты и обстановка, в которой проходит игра.

  • з. Потребность в физиологическом возбуждении.

    Игра может служить стимулирующим средством, используемым человеком для регуляции нервного возбуждения.

  • и. Познание.

    Игровой опыт может использоваться в целях изучения и понимания действительности.

Голдберг и Льюис[14] выделили десять психологических факторов, которые могут привести к серьезным проблемам в денежной сфере:

  1. Заблуждения игрока.

    Неумение вовремя останавливаться и надежда отыграться.

  2. Жадность.

    Союзник манипуляторов и мошенников.

  3. Страх.

    Заставляет отказываться от разумного риска.

  4. Зависть.

    Отвлекает человека, ограничивает его возможности и является пустой тратой психической энергии.

  5. Гнев.

    Может расстроить деловые отношения и помешать сделке.

  6. Самооценка.

    Мнение, что человек неспособен стать богатым.

  7. Удовлетворенность.

    Довольство своей участью.

  8. Честность.

    Неспособность жертвовать определенными принципами ради выгоды.

  9. Сострадание.

    Эмоциональная мягкость, отзывчивость и забота о ближних могут приводить к неверным экономическим решениям.

  10. Сентиментальность.

    Приверженность традициям, заставляющим людей не ценить богатство и не стремиться к нему.

    • У людей честных, сочувствующих и не склонных преклоняться перед богатством, могут возникнуть серьёзные проблемы в денежной сфере. Они подвергаются нужде и голоду. Так устроена капиталистическая система. Власть денег вытравляет в людях человечность, Человеческие связи рвутся, общество дробится на враждующих индивидуумов. В этом смысле капитализм есть «естественное свободное состояние» общества или, по меткому выражению Томаса Гоббса, – «война всех против всех». В наше время идёт безжалостная экономическая [точнее, финансовая] война всех против всех. Для прекращения войны нужен финансовый кибернетический Левиафан. Кибер-Левиафан – спасение от финансового варварства.

Психотерапевты полагают, что поведение и установки по отношению к деньгам не являются чем-то изолированным, а составляют неотъемлемую часть личности в целом. Люди, склонные отказываться от денег, могут также отказываться от любви, благодарности или информации, предлагаемых другими. Люди, которые беспокоятся о своем финансовом положении, возможно, испытывают зависть или страх зависимости. Деньги могут концентрировать на себе фантазии, страхи и желания, а также быть объектом вытеснения, искажения и защиты; могут быть связаны «с оружием, страстью, восхищением, свободой, властью и авторитетом, восторгом и возбуждением, выживанием и безопасностью, сексуальной потенцией, победой и наградой. Они могут восприниматься как орудие нападения или щит, транквилизатор или стимулятор, талисман или приворотное зелье, лакомое блюдо или пушистое одеяло... То, что мы носим деньги в кармане, тратим их или откладываем, наполняет нас чувствами гордости, сексуальной привлекательности, неуязвимости, и, возможно, даже бессмертия. Наоборот, нехватка денег может вызывать у нас ощущения пустоты, заброшенности, унижения, неполноценности, тревоги, гнева и зависти»[28].

    • Психологи обнаружили связь денег с сильнейшими эмоциями. Столь сильные эмоции имеют прямое отношение к глубинным животным инстинктам. И остаётся ответить на вопрос. Почему деньги вызывают такие страсти?
    •  
    • Ответ даёт информационная теория денег. Причина превращения денежных отношений в инстинктивные – финансовая среда обитания. Современная финансовая система основана на примитивных деньгах. Система формировалась стихийно, пытаясь обойти недостатки примитивных денег. Примитивные деньги из-за своей природы плохо служат обществу. Всякий раз, когда общество пытается принять политическую свободу и равноправие, примитивные деньги проявляют свои неудобства. Примитивные деньги толкают людей к безжалостной конкуренции, переходящей во вражду. Политическая свобода в условиях примитивных денег ведёт к свирепому капитализму – власти денег. Альтернатива капиталистической «свободе» – диктатура (д. закона, д. пролетариата или иная д. – неважно) – является лишь оттягиванием решения проблемы. Экономическое освобождение человека требует создания новой, разумной финансовой системы.
    •  
    • Представим себе иную финансовую среду обитания, в которой деньги не способны вызвать сколь ни будь сильных душевных переживаний. В человеке по-прежнему останется дух соперничества, игры не исчезнут. Однако игры на деньги потеряют свою остроту, будут не столь волнительны, и поэтому будут не интересны. Казино, лотереи и другие обряды взаимного финансового каннибализма прекратятся, подобно тому, как в своё время прекратились гладиаторские бои или в наше время уходит коррида.
    •  
    • Приведение финансовой среды обитания в соответствие с природой, потребностями и возможностями человека требует совершенствования денег. Деньги должны стать человечнее, гуманнее. Зло не в самих деньгах, а в их примитивности.

Мэтьюз полагает, основываясь на клинической практике, что поведение и установки по отношению к деньгам являются следствием эмоциональной динамики раннего детства; взаимоотношений с родителями, друзьями, учителями и соседями; культурных и религиозных традиций; а также современных технологий и влияния СМИ. Функции денег, перечисляемые ею, многообразны: деньги могут использоваться для выражения недоверия и подозрения; создания внутрисемейных союзов и исключения других членов семьи; они могут порождать манипуляцию; служить проекциями эмоций и обвинений. Деньги часто используются как инструмент контроля; средство создания неестественной зависимости; как искупление родительской вины; в качестве замены искреннего извинения; как выражение проблемы границ, когда члены семьи не могут сформулировать, где их начало и конец.

Многие денежные расстройства, по наблюдениям Мэтьюз, имеют корни в семье. Родители выражают с помощью денег свои чувства по отношению к детям, поощряя их хорошие привычки и школьные успехи. Семейные послания относительно денег обычно бывают одновременно открытыми и скрытыми, часто оказываются непоследовательными и запутанными. Некоторые дети отвечают на родительские послания прямо противоположным поведением, что справедливо и в отношении денег. У сверхбережливых родителей могут вырасти расточительные и неосмотрительные дети. Другие дети пытаются превзойти родителей в финансовом отношении. Некоторые кажутся совершенно безразличными к деньгам и как бы «не от мира сего». Их отношение к деньгам подразумевает, что они их не заслуживают. Естественно, тот, кто полагает, что не заслуживает справедливой оплаты за свой труд, ее и не получает.

Многие модели финансового поведения предписываются культурными стереотипами и ценностями. Они диктуют, кого считать богатым, а кого бедным; как зарабатывать деньги и на что тратить свободные средства; кто является финансовым героем и антигероем. Средства массовой информации укрепляют принятые в обществе денежные ценности и привычки с помощью рекламы, развлекательных программ и благотворительных марафонов.

Несмотря на то, что большинство исследований в области денежных расстройств основано на клинических случаях довольно тяжелых патологий, многие «нормальные» люди могут испытывать те же проблемы в более легкой форме. Каждый знает чрезмерно экономных или даже скупых людей, во всем себе отказывающих, так же, как неосторожных и расточительных, постоянно залезающих в долги. Литература по денежной патологии показывает, что деньги могут символизировать потребности в безопасности, свободе, власти и любви. Однако они не могут до конца удовлетворить эти потребности. И поскольку многие люди полагают, что их неудачи в удовлетворении этих потребностей вызваны недостатком денег, они удваивают усилия, чтобы заработать еще больше. Так замкнутый круг, в котором они находятся, постепенно сжимается, и легкая патология имеет тенденцию переходить в тяжелую. Эти наблюдения психотерапевтов имеют большое значение для психопрофилактики денежных расстройств.

Заключение

Изучение психологии денег в нашей стране только начинается. Для исследований в этой области именно сейчас открывается обширное поле, поскольку переход России к рыночной экономике можно в общих чертах считать состоявшимся. Одним из последствий этого перехода является то, что в жизни каждого жителя бывшего СССР деньги заняли гораздо более важное место, чем 15 лет назад, скорее всего, куда весомее, чем для жителей экономически развитых западных стран. Хотя кросс-культурные исследования зависимости психологического благополучия от дохода на душу населения, проведенные в 55 странах, не включали российские данные[5], можно смело предположить, что Россия оказалась бы в них рядом с Индией и Бразилией, где между доходами и счастьем наблюдается линейная зависимость.

Реальности переживаемого нашей страной экономического кризиса подтверждают выводы западных психологов: поговорка «не в деньгах счастье» справедлива только для благополучных стран. Поучителен для нас и другой результат: наиболее безразличными к деньгам являются в развитых западных странах представители среднего класса. Это означает, что в России – стране с неразвитым средним классом и все более возрастающим разрывом между верхним и нижним социальными слоями – денежная патология и другие психологические проблемы, связанные с деньгами, распространены повсеместно. И вслед за открытием таких «болезней века», как депрессия, по-видимому, отечественным психологам и психотерапевтам предстоит открыть разнообразные формы «денежного безумия», некоторые из них кратко были описаны в данном обзоре.

Многие западные авторы, занимающиеся проблемами психологии денег, отмечают, что эта тема как в обществе, так и в научных кругах обсуждается крайне неохотно. А психотерапевты вообще стараются ее избегать, спрятавшись за «правилами заключения терапевтического контракта» и ограничиваясь, в основном, анализом нескольких традиционных форм денежных расстройств (азартные игры, клептомания, импульсивные покупки). Причина в том, что деньги в современном обществе представляют собой одно из главных культурных табу.

На наш взгляд, для российских психологов наиболее перспективными могли бы стать исследования базовых установок по отношению к деньгам у различных демографических и социальных групп нашего общества. Для понимания тенденций социально-культурных и психологических трансформаций в российском сознании важно проследить, как меняются эти установки, складывается ли новая денежная этика, в чем ее отличия от протестантской трудовой этики, православной этики нестяжательства и уравнительной этики социализма. Это позволит избавиться от многих идеологических мифов и выработать более реалистический взгляд на собственное будущее.

    • Можно подытожить.
      • Экономической рациональности не существует. Причисление современной экономики к наукам является [само]обманом.
      • Люди копят деньги осознано, для определённых целей. Если люди получат возможность достигать своих целей без накопления, то склонность к сбережению исчезнет. Накапливать деньги станет бессмысленно.
      • Современные деньги вызывают сильные эмоции, отношение к деньгам переходит на инстинктивный уровень. Отменить инстинкты нельзя. Освобождение человека требует перехода от примитивных денег, к принципиально иным финансовым системам.
    •  
    • Особенно приятно отметить, теоретические разработки, которые лежат в основе кибернетизации финансовой системы, (информационная теория денег) находят подтверждение в исследованиях учёных психологов.

Список литературы

  1. Belk R.W. The ineluctable mysteries of possessions // J. of Social Behavior and Personality, Special issue. 1991. N 6. P. 17-55.
  2. Belk R., Wallendorf M. The sacred meaning of money // J. of Economic psychology. 1990. N 11. P. 35-67.
  3. Bruner J., Goodman С. Value and need as organizing factors in perception // J. of Abnormal and Social Psychology. 1947. N 42. P. 33-44.
  4. Сох С., Cooper С. High Flyers. Oxford: Blackwell, 1990.
  5. Diener Е., Diener М., Diener С. Factors predicting the subjective well-being of nations // J. of Personality and Social Psychology. 1995. N 69. P. 851-864.
  6. Ferenczi S. Further Contributions to the Theory and Techniques of Paychoanalysis. New York: Norton, 1926.
  7. Freud S. Character and Anal Eroticism. London: Hogarth, 1908.
  8. Freud S. Dostoevsky and parricide / Ed. J. Strachey. The Standard Edition of the complete Psychological Works of Sigmund Freud. London: Hogarth, 1928. V. 21. P. 177-196.
  9. Furnham A. Many sides of the coin: the psychology of money usage // Personality and Individual Differences. 1984. N 5. P. 95-103.
  10. Furnham A. A short measure of economic beliefs // Personality and Individual Differences. 1985. N 6. P. 123-126.
  11. Furnham A. Why do people save? // J. of Applied Social Psycology. 1985. N 15. P. 354-373.
  12. Furnham A. The Myths of Management. London: Whurr, 1996.
  13. Goffman Е. Asylums. Garden City, NY: Doubleday Anchor, 1961.
  14. Goldberg Н., Lewis R. Money Madness: The Psychology of Saving, Spending, Loving and Hunting Money. London: Springwood, 1978.
  15. Hanley A., Wilhelm М. Compulsive buying: An exploration into self-esteem and money attitudes // J. of Economic Psychology. 1992. N 13. P. 5-18.
  16. Katona G. Psychological Economics. New York: Elsevier, 1975.
  17. Lea S., Tarpy P.M., Webley P. The Individual in the Economy. Cambridge: Cambridge University Press, 1987.
  18. Lea S., Webley P., Walker C. Psychological factors in consumer debt: money management, economic socialization, and credit use // J. of Economic Psychology. 1995. N 16. P. 681-701.
  19. Lozkowski Т. Win or Lose: A Social History of Gambling in America. New York: Bobbs Merril, 1977.
  20. Lunt P., Livingstone S. Everyday explanations for personal debt: a network approach // British Journal of Social Psychology. 1991. N 30. P. 309-323.
  21. Lynn М. Restaurant tipping: A reflection of customers' evaluations of a service? // J. of Consumer Research. 1991. N 18. P. 438-448.
  22. McDonald W. Psychological associations with shopping // Psychology and Marketing. 1994. N 11. P. 549-568.
  23. Matthews A. If I Think about Money so much. Why Can't I Figure it out. New York: Summit Books, 1991.
  24. Rubinstein W.D. Survey report on money // Psychology Today. 1981. N 5. P. 24- 44.
  25. Smelser N. The Sociology of Economic Life. Englewood Cliffs, N.J.: Prentice-Hall, 1963.
  26. Tang Т. The meaning of money revisited // J. of Organizational Behavior. 1992. N 13. P. 197-202.
  27. Tang Т. The meaning of money: extension and exploration of the money ethic scale // J. of Organizational Behavior. 1993. N 14. P. 93-109.
  28. Tang Т. The development of short money ethic scale // Personality and Individual Differences. 1995. N 19. P.809-816.
  29. Walker М. The Psychology of Gambling. London: Butterworth-Heinemann, 1995.
  30. Wiseman Т. The Money Motive. London: Redder & Stoughton, 1974.
  31. Yamamuchi К., Temper D. The development of a money attitude scale // J. of Personality Assessment. 1982. N 46. P.522-528.
Tags: Психология денег
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 115 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →