sery_kardinal (sery_kardinal) wrote,
sery_kardinal
sery_kardinal

Category:

Проблема денег в зарубежных психологических исследованиях [часть вторая из трёх]

    • Продолжаем знакомство со статьей, опубликованной в Психологическом журнале Института психологии РАН. Начало тут. Интересные моменты выделены и прокомментированы.

Деньги в повседневной жизни

  • Траты и сбережения.

Литература по психологии потребления обширна и в основном носит прикладной характер.

Макдональд[22] психометрическими методами выделил шесть различных типов покупателей:

  • оценивающие покупатели – заинтересованы в поиске оптимального соотношения цены и качества (возможно, имеющие денежные затруднения);
  • модники – интересуются последними моделями, ориентированы на собственный имидж, эмоциональны (для них деньги могут служить орудием власти или повышения самооценки);
  • лояльные покупатели – постоянно покупают продукцию одних и тех же респектабельных фирм, уделяют значение как качеству, так и имиджу (для них деньги являются источником безопасности);
  • любители разнообразия – непостоянны, капризны и непоследовательны (деньги для них обладают конфликтным смыслом);
  • покупатели на отдыхе – ценят удовольствие, связанное с приобретением покупок (деньги для них – в первую очередь источник удовлетворения влечений);
  • эмоциональные покупатели – часто растеряны, импульсивны и несистематичны в своих пристрастиях (деньги для них являются символом любви).

Разумеется, представители этих типов пользуются деньгами по-разному. Исследования того, что, почему и когда люди покупают, ясно показывают, что их поведение редко соответствует рациональной модели, предлагаемой экономистами.

Оценивая качество товара, люди часто больше ориентируются на цену, чем на собственные ощущения. Для многих низкая цена означает более низкое качество. Покупатели полагают, что товары, продающиеся со скидкой, более низкого качества, даже если в действительности они ничем не отличаются от более дорогих товаров, или даже превосходят их. Вопреки очевидности, большинство людей продолжает верить, что различие в ценах строго соответствует различию в качестве[17].

    • Состоятельные люди верят, что качественным может быть только дорогой товар, а бедные верят, что и дешёвый товар может оказаться качественным. Людям свойственно ошибаться. Свойство ошибаться эксплуатируется создателями рекламы и спекулянтами.
    •  
    • Психологи вновь доказывают, что экономической рациональности не существует.

В отличие от исследований, посвященных тому, как люди тратят деньги, работ по психологии сбережений относительно немного. Почему люди копят деньги? Катона[16] на основании многолетних наблюдений выявил четыре наиболее распространенных цели, ради которых американцы откладывали деньги:

  • несчастные случаи (болезни, безработица);
  • старость и уход на пенсию (об этом беспокоятся, начиная с тридцатилетнего возраста);
  • образование детей;
  • покупка дома (или других товаров длительного пользования).
    • Наконец-то! учёные попытались выяснить, почему люди копят деньги. Подобные исследования подрывают постулат Джона Кейнса, названный им не иначе, как «основной психологический закон». Да, вот так, без лишней скромности, «закон»! «основной»! и «психологический», хотя сам Кейнс был не психологом, а лишь удачливым финансистом. Так называемый «основной психологический закон» Кейнса гласит: «склонность к сбережению преодолеть невозможно», поэтому так опасно знать, зачем люди копят деньги. Ведь если задумаешься над причинами и придумаешь их устранение, то и «закон» исчезнет. «Счастье в неведении» © Матрица.
    •  
    • Причины, которые Катона перечислил в своём исследовании, можно разделить на две группы: (1) на чёрный день и безбедную старость (первые две цели), (2) на развитие, на повышение возможности самореализации для себя и своих близких (последние две цели). Выделенные цели накопления в точности совпадают с перечисленными в заметке «Почему люди копят деньги?» Однако Катона упустил ещё одну важнейшую цель накопления – (3) для получения и укрепления власти.
    •  
    • «Главным критерием для принятия экономических решений является стремление к увеличению капитала, к получению прибыли» – в этой фразе заключается весь смысл капитализма. Другими словами, «чем больше денег, тем лучше». Это стало убеждением миллиардов людей. Причина кроется в слиянии денег и власти. Неспроста выражение «власть денег» – синоним капитализма. Единицы, обличённые властью, распоряжаются деньгами многих (власть даёт возможность распоряжаться чужими деньгами). И наоборот, богачи диктуют свою волю другим людям, разумеется, не напрямую, а, например, через средства массовой информации (деньги дают власть над людьми). Стремясь к власти, люди копят деньги.
    •  
    • Все три цели накопления способна устранить кибернетическая финансовая система. Склонность к сбережению можно и нужно преодолеть.

Катона отмечает, что люди, во-первых, относительно редко откладывают деньги, чтобы потратить их в дальнейшем, или ради улучшения качества жизни. Во-вторых, почти никто не упоминает в качестве цели сбережений получение дополнительного дохода или дивидендов по вкладам. И, в-третьих, сбережения являются очень важной целью для большинства людей, их отсутствие рассматривается как большое несчастье, а иногда – как нравственный изъян. «Ценность экономии свидетельствует о действенности пуританских установок у современных американцев, несмотря на все разговоры о «потребительской психологии», характеризующей нынешний век»[16, с. 234].

Работа Катоны была основана на допущении, что сбережения повсеместно рассматриваются как позитивная ценность, возможно, связанная с протестантской трудовой этикой. Исследование британского психолога Фарнэма[11] показало, что это предположение не всегда справедливо для англичан. Во-первых, некоторые из них полагают, что делать сбережения бессмысленно. Во-вторых, бережливость для них не всегда прямо связана с протестантской трудовой этикой. Эти различия могут зависеть от разных причин: экономической депрессии в Великобритании середины 80-х (в отличие от экономического подъема Америки в 70-х), различия в политическом и экономическом устройстве двух стран, особенностей выборки. Фарнэм показал прямую линейную зависимость сбережений от возраста (люди старшего возраста более бережливы). Зависимость от образования оказалась нелинейной: наиболее и наименее образованные отрицательно относятся к сбережениям (но не к инвестициям). Благосостояние не оказывает заметного влияния на отношение к сбережениям, за исключением того, что с ростом доходов мнение о бесполезности сбережений встречается реже.

Лант и Ливингстон[20] попытались выявить экономические, демографические и психологические характеристики людей, склонных и не склонных делать сбережения, с помощью двадцатистраничного опросника, на который ответило около 250 взрослых британцев. Исследователи обнаружили, что делающие сбережения люди имеют более высокий уровень образования и доходов, более оптимистичны, чем те, у кого нет сбережений. Они также полагают, что распоряжаются своими финансами лучше, чем их родители; чувствуют себя увереннее, чем их родители в том же возрасте; ожидают, что через год их состояние улучшится; убеждены, что экономика в целом процветает; не склонны к фатализму и считают, что контролируют свое финансовое положение; верят, что финансовые проблемы других людей вызваны их недисциплинированностью; не склонны тратить деньги в угоду сиюминутным желаниям; обычно делают покупки в немногих излюбленных ими магазинах.

    • Банальность. Человек с высокими доходами может делать сбережения и поэтому чувствует больше оптимизма, чем тот, кто живёт от зарплаты до зарплаты. Психологическое самооправдание преуспевающего человека показательно: «бедность вызвана недисциплинированностью бедняков».

Люди, не делающие сбережений, обычно утрачивают контроль над своими финансами, считают себя жертвой внешних обстоятельств, но склонны обвинять себя и сокрушаться, когда дела идут плохо. Обычно они не обсуждают свое финансовое положение с друзьями и родственниками, предпочитая оставлять его в тайне и тем самым лишая себя социальной поддержки в трудных обстоятельствах. Они предпочитают делать покупки где попало и считают, что кредитная карточка только усложняет их жизнь. На самом деле они сами усложняют себе жизнь, придерживаясь непоследовательных стратегий и теряя контроль над своим поведением. Авторы обнаружили, что экономические переменные имеют высокую предсказательную силу в отношении общего объема сбережений, тогда как психологические переменные хорошо предсказывают, какую часть своих доходов и с какой регулярностью человек будет откладывать.

    • Учёному, а тем более психологу, очень опасно без веских доказательств использовать оборот «на самом деле».
  • Долги.

Мэтьюз[23] считает, что существует множество причин, по которым люди залезают в долги. Они могут покупать множество вещей, пытаясь повысить собственную самооценку или воплотить какое-либо фантастическое представление о самих себе. Некоторые идут на перерасход средств из-за бессознательного желания разориться, избавиться от денег, так как в глубине души считают их отвратительными. И наоборот, они расточительны из-за неудовлетворенности какими-то важными аспектами своей жизни и желания временно избавиться от ощущения пустоты и несчастья. Люди могут много тратить, потому что навязчивое поведение такого рода было принято в их семье, или, наоборот, из-за бунта против семьи, в которой бережливость рассматривалась как высшая ценность. Наконец, можно тратить, чтобы «не отстать» от других, или будучи не в состоянии сопротивляться давлению рекламных посланий.

В исследовании, посвященном основным причинам долгов[18], было выделено восемь факторов, детерминирующих подобное поведение.

  1. Социальное одобрение долгов. Поскольку общество движется от осуждения долгов к поддержке кредитов, современная «потребительская мораль» относится к долгам терпимо (и даже приветствует их).
  2. Экономическая социализация. Семьи, считающие долги приемлемыми, воспроизводят подобную модель в следующих поколениях.
  3. Социальное сравнение. Если люди сравнивают себя с несоответствующей (более богатой) референтной группой, они с большей легкостью залезают в долги, чтобы быть «не хуже других».
  4. Умение распоряжаться деньгами. Неспособность рационально распоряжаться деньгами указывает как на общую неорганизованность, так и на финансовые проблемы.
  5. Потребительское поведение. Неадекватные модели потребления (например, уверенность в необходимости предметов роскоши) рано или поздно приводят к долгам.
  6. Временной горизонт. Чем менее реалистична временная перспектива, в которой существует человек, тем легче он делает долги.
  7. Отношение к долгам. Если человек не чувствует беспокойства или сожаления, когда ему приходится брать в долг, он чаще прибегает к подобному поведению.
  8. Фатализм. Чем у человека выраженнее внешний локус контроля, тем более он склонен залезать в долги.

Деньги и душевное здоровье

Деньги окружены огромным количеством парадоксов, лжи, нелепостей и лицемерия. На взгляд постороннего наблюдателя, западный человек кажется весьма непоследовательным в отношении денег. Он убежден, что получает то, за что платит, но только и думает о том, как бы кого-нибудь «надуть» при сделке. Жадность к деньгам считается греховной и отталкивающей, но богатство повсеместно вызывает уважение. Деньги являются прямым индикатором значимости человека. Те, кто стремится к ним, часто подвергаются унижению и запугиванию со стороны тех, кто их имеет. Лицемерие по отношению к деньгам распространено повсюду – их публично презирают, но тайно вожделеют; их рассматривают как чуть ли не самую важную вещь на свете, но при этом говорят о них, как о незначительной мелочи.

Трудно оценить, насколько в западном обществе распространены психические расстройства, связанные с деньгами. Статистики подобных расстройств не существует. Исключительные случаи бывают настолько яркими и запоминающимися, что их частота может переоцениваться. Но поскольку исследования в этой табуированной области крайне редки, подлинная распространенность серьезных денежных неврозов может на самом деле недооцениваться. Ответы на опросник «Шкала денежного здравомыслия» (Money Sanity Subscale[12]) показывают, что, хотя подавляющее большинство респондентов считает свое отношение к деньгам вполне «здоровым», примерно треть ответивших признают у себя наличие тех или иных симптомов денежной патологии.

Вопросы Ответы «Да» (%)
Вы постоянно удивляетесь, куда деваются ваши деньги в конце месяца. 42
Вы тратите деньги на других, но вам трудно тратить их на себя. 35
Когда вы просите денег, вас наполняет чувство тревоги или вины. 35
Вы покупаете вещи, когда чувствуете тревогу, скуку, печаль или гнев. 34
Вы беспокоитесь о том, сможете ли заплатить по счетам в конце месяца. 33
Вы все время думаете о своем финансовом положении. 31
Вы сожалеете о том, что вам приходится все время тратить или отдавать деньги. 30
Вы не любите говорить с другими о деньгах, особенно о своих доходах. 28
Вам неприятно покупать вещи за полную стоимость. 26
Вы откладываете часть денег. 22
Вы покупаете вещи, которые вам не нужны, если цена очень выгодная. 19
Вы тратите много времени на покупки. 19
Вы стесняетесь расспрашивать о практических денежных вопросах. 17
Игра на деньги приводит вас в сильное возбуждение. 15
Вы проводите бессонные ночи, пытаясь найти способ сэкономить побольше, хотя у вас уже есть сбережения. 14
Вы отказываетесь принимать деньги всерьез. 14
Вы пытаетесь сэкономить на мелочах. 14
Вы регулярно занимаете деньги. 12
Вы часто играете на деньги и заключаете пари. 4
Вы используете деньги, чтобы управлять или манипулировать людьми. 4

 

Антропологи, социальные психологи и социологи предлагают несколько объяснений патологии, связанной с деньгами.

  • Переживания раннего детства.

    Пережитые в детстве бедность, период экономического кризиса или явные (по сравнению с окружающими) экономические трудности становятся для некоторых стимулом к накоплению больших капиталов.

  • Межгрупповое соперничество.

    Представление о жалости богатых к бедным и о зависти и ненависти бедных к богатым порождает множество межгрупповых конфликтов. Угроза безопасности, статусу и репутации может служить мощным источником психологической тревоги и попыток контролировать ее с помощью денег.

  • Религия и этика.

    Чувство вины за свое богатство и личной ответственности за судьбу бедняков составляет ядро христианской религии. Вследствие этого самоосуждение и раскаяние часто детерминируют странное поведение людей, которые воспитаны в убеждении, что слишком большие деньги, приобретаемые легким путем и выставляемые напоказ, свидетельствуют о греховности человека.

Однако наиболее тщательно разработанной психологической теорией, четко объясняющей индивидуальные различия в отношении к деньгам, на наш взгляд, остается психоанализ.

  • Психоанализ денег.

В работе «Характер и анальный эротизм» Фрейд впервые обратил внимание на то, что отношение взрослого человека к деньгам может определяться особенностями его детской сексуальности[7]. «Счастье, – писал он, – есть отсроченное исполнение инфантильного желания. Вот почему богатство приносит так мало счастья: деньги не могут быть желанием младенца». Впоследствии Ференци[6], развивая идеи Фрейда, описал онтогенетические стадии развития этого влечения: от удовольствия, получаемого от грязи и экскрементов, до любви к деньгам. Фрейд выделял три основные черты характера людей, фиксированных на анальной стадии: аккуратность, скупость и упрямство, которые он связывал также с чистоплотностью, надежностью, добросовестностью, вспыльчивостью и мстительностью.

Согласно психоаналитической теории, все дети испытывают удовольствие при дефекации. В возрасте около двух лет родители в западных странах начинают приучать детей к горшку, либо выражая энтузиазм и одобрение при дефекации ребенка, либо наказывая его и угрожая, когда он отказывается это сделать. Приучение к горшку совпадает по времени с той стадией развития ребенка, когда он борется за автономию и независимость. Часто приучение к горшку становится источником конфликта между ребенком и родителями. Этот конфликт может усилиться из-за непоследовательного поведения родителей, которые, с одной стороны, ценят фекалии как подарок ребенка, а с другой – считают их грязными, не прикасаются к ним и стараются поскорее выбросить. При этом дети, которых постоянно хвалили за успешное опорожнение желудка, рассматривая это как подарок родителям, вырастая, с удовольствием делают подарки и тратят деньги. Те же, кто отказывался это сделать, страдают впоследствии «финансовыми запорами». Таким образом, психоаналитическая теория напрямую связывает травматический опыт приучения к горшку с последующим типом компенсаторного поведения. То, как скупец придерживает деньги, рассматривается как отражение детского отказа от дефекации по требованию родителей. Транжира же, напротив, напоминает ребенка, стремящегося к одобрению родителями его «подарков». Некоторые люди считают траты условием получения любви и одобрения, и поэтому склонны тратить деньги, когда чувствуют себя одиноко, тревожно или нуждаются в любви.

  • Эмоциональная основа денежной патологии.

Психоанализ продемонстрировал, что поведение человека может быть противоположно его подлинным мотивам или желаниям, служить их маскировкой. Так, жалость к бедным может на самом деле скрывать ненависть, социальные предубеждения и чувство тревоги. Бедные всегда олицетворяют для богатых психологическую и экономическую угрозу, и их стараются представить грязными, нечестными и заслуживающими своей участи.

Чаще всего с деньгами ассоциируется чувство вины. Оно связано с пуританскими ценностями аскетизма, самоотречения и полного равнодушия к радостям жизни. Пуритане исповедуют греховность потакания своим желаниям, лишних трат и избыточного потребления. Идеал добросовестности, пунктуальности, бережливости и умеренности заставляет людей, воспитанных в рамках этой традиции, чувствовать вину не за накопление, а именно за расходование денег. Пуританизм возражает не против денег вообще или справедливой оплаты за труд, но против денег, полученных слишком легко (выигранных или унаследованных), нечестным путем, а особенно – против слишком лёгкого расходования денег.

Чувство вины по поводу денег может породить у человека депрессию, недоверие и даже отвращение к самому себе. Бессознательно пытаясь редуцировать это чувство, человек может развивать у себя различные психосоматические симптомы[14]. Психоаналитики приводят клинические случаи страха богатства у пациентов, воспитанных в пуританских традициях. Основа этого страха, очевидно, утрата контроля. Деньги контролируют человека; они диктуют, где ему жить и с кем общаться, они ограничивают социальную активность человека не меньше, чем способствуют ей. Пуританская этика сосредоточена на ограничениях и необходимости сохранения таких ресурсов, как время, деньги и даже эмоции. Если денег слишком много, нет особого смысла в строгом контроле над ними. Поэтому богатый человек легко может утратить контроль над собой. А сохранение контроля – как над внешними обстоятельствами, так и над собственными эмоциями – создает иллюзию безопасности.

С точки зрения психоаналитика, неспособность быстро разбогатевших людей справиться со своим богатством объясняется потерей самодисциплины. «Индивид, у которого не развиты навыки самоконтроля и самодисциплины, нуждается во внешних ограничениях, обеспечивающих ему чувство безопасности»[14, с. 75]. Большие суммы денег для многих означают возможность тратить их, не задумываясь о будущем, и это бесконтрольное поведение вызывает чувство тревоги. Каким бы парадоксальным это ни казалось, но внезапная потеря состояния означает для таких людей возвращение к «нормальной» жизни, упорядоченной и спокойной.

Другая важная эмоция, связанная с деньгами – это чувство безопасности. Исследования очень богатых американцев, относящихся к категории self-made man, т.е. добившихся всего в жизни самостоятельно, показали, что в раннем детстве им гораздо чаще, чем «обычным» людям, пришлось пережить смерть родителей, развод или другие психологические травмы[4]. Психоаналитики полагают: став взрослыми, эти люди накапливают деньги для того, чтобы больше никогда не оказаться в тяжёлом положении. Желание богатства для них – не что иное, как потребность в эмоциональной безопасности, своего рода эмоциональный голод, вызванный лишением в раннем детстве самых необходимых жизненных потребностей таких как сон, пища, жилище, общение с отцом или матерью. Таким образом, деньги могут иметь различное эмоциональное значение. В клинической практике чаще всего встречаются случаи, когда психологическим смыслом денег становятся безопасность, власть, любовь и свобода[14].

    • Интересно было бы узнать, каким образом человек становится очень богатым; готов ли жаждущий богатств преступить через моральные нормы? К сожалению, вопросы нравственности исследователи обходят стороной. Приходится искать ответы в художественных произведениях. Скарлетт О'Хара: «Бог мне свидетель, я скорее украду или убью, но не буду голодать».
    •  
    • Можно найти исторические аналогии. Например, бывшие римские рабы – вольноотпущенные – лучше других знали, что такое нужда и лишения. Вольноотпущенные при императорском Риме становились властителями мира благодаря вымогательствам, хищениям и подкупам. Богатейших вольноотпущенных подробно описывает Людвиг Фридлендер в своей книге «Картины из истории римских нравов от Августа до последнего из Антонинов».
  • Безопасность.

Использование денег для преодоления тревоги и достижения безопасности приводит к отчуждению, поскольку люди не рассматриваются как возможный источник безопасности. Выстраивая вокруг себя эмоциональную стену, человек начинает страдать от страха и паранойи, опасаясь грабителей, врагов или финансового краха. Тот, кто ищет в деньгах безопасности, нуждается в постоянном росте богатства, как наркоман – в постепенном увеличении дозы.

    • Подтверждение тезиса. Современные деньги [точнее говоря, их отсутствие] способны пробуждать в людях инстинкт самосохранения (боязнь и предчувствие потерь, которые в крайних случаях могут переходить в крайнюю нужду и в чувство голода). Жажда денег – инстинктивна.
    •  
    • Причина связи денег с инстинктами кроется в примитивности денег.

Голдберг и Льюис[14] выделили несколько типов людей, для которых деньги являются символом безопасности.

  • А. Скряги.

    Для таких людей экономия денег представляет ценность сама по себе. Они ограничивают себя во всем, и сам этот процесс, независимо от количества накоплений, обеспечивает им чувство безопасности. Многие из них могут даже заболеть, отказывая себе в хорошей пище, достаточном тепле и освещении.

  • Б. Подвижники.

    Они также бережливы, но находят удовольствие в самоотречении и показной бедности. Они могут даже тратить небольшие деньги на других, чтобы подчеркнуть свое мученичество. Психоаналитики отмечают, что их поведение часто маскирует зависть, возмущение и враждебность по отношению к более богатым.

  • В. Охотники за скидками.

    Не расстаются с деньгами до тех пор, пока ситуация не окажется «идеальной», и тогда радостно их тратят. Весь интерес состоит в том, чтобы всех перехитрить: и продавцов, и тех, кто покупает товар за полную стоимость. Чувство триумфа часто искупает нерациональность приобретения вещи, которая по-настоящему и не нужна.

  • Г. Коллекционеры-фанатики.

    Одержимые, собирают самые разнообразные вещи, многие из которых не имеют никакой подлинной ценности. Владение материальными предметами заменяет им общение с людьми и чувство привязанности. Они приобретают все больше и больше, и им трудно расстаться с каким-либо предметом. Коллекция придает смысл их жизни и спасает от одиночества. Предметы нетребовательны, и известные коллекционеры могут ощущать свое могущество и превосходство над другими людьми.

  • Власть.

Деньги можно использовать для приобретения значимости, власти и превосходства. За деньги можно купить лояльность врагов и расчистить себе путь. Деньги и власть, которую они дают, можно рассматривать как попытку регресса к инфантильным фантазиям о всемогуществе.

    • Деньги олицетворяют власть. В современном мире публичная политическая власть связана с деньгами. Власть – это главный социальный инстинкт. И нет никакой разумной рациональности.
    •  
    • Капитализм зиждется на идее слияния денег и власти. Законодательство капиталистического государства отражает слияние денег и власти. Публичная власть заставляет граждан придерживаться этой идеологии.
    •  
    • Это же было логически выведено из определения капитализма.

Среди искателей власти с помощью денег тоже выделяются различные типы[14].

  1. Манипуляторы.

    Эти люди используют деньги, чтобы эксплуатировать тщеславие и жадность других. Манипулирование людьми позволяет им чувствовать себя менее беспомощными и фрустрированными, и они не слишком беспокоятся, обманывая других. Многие из них ведут насыщенную жизнь, но постепенно их энергия сходит на нет из-за постоянного унижения окружающих и пренебрежения к ним. В конце концов, их ждет разочарование.

  2. Строители империй.

    Они обладают (или делают вид, что обладают) огромной независимостью и уверенностью в своих силах. Подавляя или отрицая свою зависимость от других, они пытаются сделать других зависимыми от себя. Многие из них неизбежно оказываются в одиночестве и изоляции, особенно в старости.

  3. Крестные отцы.

    Они используют деньги для взяток и контроля, обеспечивая себе чувство превосходства. За их потребностью в публичном уважении часто скрываются гнев и повышенная чувствительность к унижению. Поскольку они покупают верность и преданность, то привлекают к себе лишь слабых и беззащитных. Они подавляют инициативу и независимость, оставаясь в окружении второсортных подхалимов.

В детстве искатели власти чаще чувствуют гнев, чем страх, и то же чувство выражено у них в зрелом возрасте. Искатели безопасности в страхе отступают, искатели власти нападают. Жертвы властолюбцев чувствуют себя беспомощными и незащищенными, они компенсируют это, присоединяясь к кому-то сильному и способному дать отпор. Они следуют за «победителями», особенно если у тех есть деньги.

Окончание следует…

Tags: Психология денег
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments