sery_kardinal (sery_kardinal) wrote,
sery_kardinal
sery_kardinal

Category:

Проблема денег в зарубежных психологических исследованиях [часть первая из трёх]

Психологический журнал, № 1, 2000 года, страницы 50-62. В сети тут или тут.

Фенько А.Б. Канд. психол. наук, зав. кафедрой индивидуальной и групповой психотерапии Московского городского психолого-педагогического института.

    • Статья представляет собой обзор исследовательских работ по психологии денег. Психология денег изучает отношение человека к деньгам и к другим людям в связи с денежными отношениями. Исследования подрывают основы современных экономических теорий и подтверждают базовые установки информационной теории денег. Интересные моменты выделены и прокомментированы [синим курсивом].

Деньги являются объектом исследования многих социальных наук: антропологии, экономики, психологии, социологии. Различие в их подходах определяется, главным образом, отношением к фундаментальному принципу экономической рациональности: предпосылке рационального поведения экономических агентов. «Рациональным» же с экономической точки зрения является поведение, обеспечивающее максимизацию дохода. Поэтому такие типы поведения, как добровольный бесплатный труд, благотворительность, подарки, игра в лотерею, рассматриваются в рамках экономики как иррациональные.

Постулат экономической рациональности представлен в социальных науках в различных версиях.

  • Наиболее сильная сводится к тому, что люди преследуют почти исключительно экономические интересы, при этом обладая точным знанием и достаточной логикой для того, чтобы сделать «рациональный» выбор между материальными объектами. Эта теория несостоятельна с теоретической и эмпирической точек зрения.
    •  
    • Пол Хейне на первых же страницах своей популярной книги «Экономический образ мышления» пытается защитить экономику от «предубеждений», выдвигая «постулат о рациональности индивидуальных решений». Учёные-психологи оснований для такого «постулата» не обнаруживают. Таким образом, вся экономическая «наука» стоит на ошибочном фундаменте.
    •  
  • Вторая состоит в том, что люди почти всегда ведут себя рационально по отношению к известной им экономической ситуации, т.е. они всегда «экономят». Проблема в том, что и эта теория не объясняет многие факты, например, традицию делать подарки.
  • Согласно третьей, рациональность есть не более чем понятийное упрощение, на основании которого строятся экономические теории и модели. Если теории, построенные на предпосылке рациональности, не согласуются с фактами, она может быть отброшена.
    •  
    • Лучше уж обходиться вообще без теории и опираться на обычный здравый смысл, чем пользоваться теорией, которая не объясняет многие факты или не согласуется с ними, каковой является «наука» экономика.
    •  
  • Наконец, экономическую рациональность можно рассматривать как «институциализированную ценность»[25], т.е. как стандарт поведения, которому стремится следовать большинство отдельных лиц и организаций. Этой норме люди могут подчиняться или не подчиняться, и она, следовательно, является элементом социального контроля.

Задачей большинства психологических исследований в денежно-финансовой сфере является демонстрация того, что люди вовсе не ведут себя рационально по отношению к деньгам. То, как они их зарабатывают, тратят, делают (или не делают) сбережения, берут в долг и делают подарки, иногда совершенно противоречит всем экономическим аксиомам. Часто люди совершают ошибки в силу незнания экономических законов, а в случае неврозов и зависимостей действуют себе в ущерб – хотя и против своей воли, но вполне сознательно.

    • Психологи разоблачают «науку» экономику.

Социология и антропология также пытаются показать, как социальные силы (культурные нормы, ритуалы, обычаи и законы) вмешиваются в экономическое поведение и заставляют людей поступать нерационально.

    • Законы и механизмы их исполнения пытаются регулировать поведение людей, пытаются удержать их в так называемых «рациональных рамках». Подобная «рациональность» определяется законодателями и защищает интересы господствующих групп. Законы призваны заставить людей поступать «рационально» именно с точки зрения власть имущих.
    •  
    • В современных условиях «рациональность», которой добиваются властители, приводит людей к подневольному состоянию, а отсутствие ограничений приведёт к хаосу. В условиях примитивных денег, свобода и равенство в денежных отношениях не могут быть достигнуты ни законами, ни их отменой. Равенство должна обеспечивать сама финансовая среда обитания. Финансовое равенство есть техническая задача – задача создания иных, более гуманных денег.

Современные зарубежные исследования в области психологии денег можно условно разделить на семь направлений[12]:

  • базовые установки по отношению к деньгам, их получению и использованию; сакральный и бездуховный смысл денег; культурные, этические и религиозные аспекты отношения к деньгам;
  • повседневные привычки, связанные с тратами и сбережениями, крупными приобретениями и уплатой налогов, подарками и благотворительными пожертвованиями, отдыхом и азартными играми;
  • психические расстройства, связанные с деньгами;
  • специфика психологии богатых людей, изучение соотношения богатства и счастья;
  • проблемы экономической социализации: исследования формирования представлений о значении, свойствах и происхождении денег у детей;
  • правила распоряжения деньгами, складывающиеся в семьях;
  • деньги в профессиональной сфере: проблемы оплаты труда, чаевых, штрафов; изучение удовлетворенности работой и причин забастовок.

Для данного обзора мы выбрали первые три темы.

Установки по отношению к деньгам

Наиболее распространенный взгляд на деньги сводит их к простому средству обмена – абсолютно безличному и обыденному. Однако если проанализировать часто не вполне логичное поведение коллекционеров, дарителей подарков и жертвователей в пользу благотворительных организаций, становится понятным, что деньги несут в себе не только обыденный, но и сакральный смысл, и могут олицетворять собой как добро, так и зло. Этот тайный смысл денег оказывает огромное влияние на экономические установки.

Т. Вайсман в работе «Деньги как мотив» пишет: «Для клептоманов или женщин, разоряющих мужчин, деньги символизируют утраченные интроектированные объекты (моё примечание: «интроектированные» – значит полученные без самостоятельных усилий); они стремятся к деньгам, чтобы тут же от них избавиться. Люди с депрессивным характером, которые страдают от эмоционального голода, рассматривают деньги как потенциальную пищу. Для одних деньги символизируют их сексуальную состоятельность, и они воспринимают потерю денег как кастрацию. Другие в минуту опасности начинают жертвовать крупные суммы денег в целях «профилактической самокастрации». Третьи тратят деньги совершенно импульсивно, без всякого учета их реальной стоимости. Почти каждый из нас действует в ущерб своим интересам, когда речь идет о «бесценных» объектах. А за некоторые головы, напротив, может быть назначена цена. Всеобщая эквивалентность денег – это иллюзия: на «кровавые деньги» (моё примечание: «кровавые» – значит деньги за информацию о преступнике, которого осудят на смерть) покупают совсем не то, что на честно заработанные, а деньги, полученные в дар от короля, – это не то же самое, что выигрыш в лотерею»[30, с. 13-14].

    • Подтверждается тезис о том, что деньги обладают отпечатком индивидуальности своего хозяина. Отсюда следует вывод, что деньгами должен распоряжаться исключительно только тот, кто их заработал.
    •  
    • Банкир, который распоряжается чужими деньгами, не видит происхождения денежных сумм, банкир не знает, сколько пота или крови было пролито, чтобы обрести эти невзрачные бумажки и монетки. Деньги, намозоленные чужим трудом, банкир с лёгкостью отдаст организаторам глупейшего инвестиционного проекта. Верить в способность банкира предсказывать будущее – верх наивности.

Для современного человека, как и для его далекого предка, деньги таят в себе что-то мистическое. Они способны проникать в самые иррациональные и глубинные личностные пласты и пробуждать жадность, ревность, зависть и страх. Большинство людей верит, что многие из их повседневных проблем можно было бы разрешить, если бы у них было достаточно денег. Белк и Валлендорф[2] предлагают различать сакральный и бездуховный смысл денег. Бездуховные объекты взаимозаменяемы и оцениваются чисто утилитарно. Сакральные объекты часто не предназначены для функционального использования и не могут обмениваться на обычные объекты. Обмен священных объектов на деньги разрушает их сакральный статус, поскольку подвергает их недопустимому контакту с областью бездуховного.

    • Психологи подтверждают связь денег с инстинктами.

В западных странах деньги слишком осквернены, чтобы использоваться для некоторых особых случаев: за деньги нельзя купить невесту, освобождение от уголовного наказания и, в идеале, политическую должность. Деньги рассматриваются как неподходящий подарок, поскольку представляют собой слишком точную меру любви. Иудео-христианская этика относится к деньгам противоречиво: с одной стороны, верующих призывают быть бескорыстными, альтруистичными и аскетичными, а с другой – трудолюбивыми, бережливыми и справедливыми.

По мнению Белка и Валлендорфа, женщины думают о деньгах как о способе приобретения вещей, а мужчины – власти. Поэтому все деньги, с которыми имеют дело женщины, – это бездуховные деньги, за исключением тех, которые тратятся на личные удовольствия (в последнем случае они олицетворяют зло). Деньги, которыми пользуются мужчины, частично сохраняют свой сакральный характер. Эти авторы считают также, что деньги, заработанные трудом, не приносящим внутреннего удовольствия, являются целиком бездуховными , а извлекаемые из любимого дела доходы воспринимаются как сакральные. Со времен Древней Греции до наших дней предпринимательство, искусство зарабатывания денег воспринимается как нечто сомнительное. Деятельность буржуа, особенно нувориша (фр. nouveau riche), менее почетна, чем труд ремесленника и рабочего, или богатство аристократа. Добровольная бесплатная работа священна, а точно такая же работа, выполняемая за деньги, бездуховна. Для некоторых людей плата за ведение домашнего хозяйства и уход за детьми кажется неприемлемой, поскольку оскверняет священный долг. Однако проституция успешно трансформирует сакральный акт в формальный деловой обмен.

    • Психологи отметили, что мужчины думают о деньгах, как о символе власти. Власть придаёт деньгам сакральный смысл.

«Таким образом, – пишет Белк, – деньги, полученные за работу, выполненную со страстью, священны, так же как и деньги, заработанные тяжелым трудом и не сулящие большого богатства. Деньги, приобретенные без труда, рассматриваются как зло и угрожают поработить человека, даже если он пытается использовать их на добрые цели»[1].

Рассматривая сакральное использование денег, Белк отмечает, что оно может быть осквернено: например, подарок теряет свою ценность, если человек слишком озабочен его ценой. Механизмы сакрализации обычно участвуют в приобретении подарков и сувениров, в благотворительных пожертвованиях, а также в приобретении ранее сакрализованных объектов. Цель сакрализации – превращение денег в объекты, несущие особый смысл и значение. Трансформация сакрализованных денег обратно в «просто деньги» (например, продажа подарка) обычно осуждается. Многие люди отказываются превращать определенные объекты в деньги, предпочитая их дарить. Точно так же люди могут отказываться от денег, предлагаемых за бескорыстную помощь, считая свою помощь подарком.

    • Заметим, что во многих сказках особые свойства волшебных вещей сохраняются, только если их получить в подарок, без принуждения, по доброй воле отдающего. Покупка или кража уничтожают волшебство.
    •  
    • Мне довелось стать свидетелем интересного случая на кубинском пляже. Кубинец из обслуживающего персонала разговорился с канадцем, отдыхающим в пансионате. Наблюдая со стороны, я заметил, что беседа весьма дружеская, приветливая, у обоих был заметен неподдельный интерес. Затем канадец выразил желание попить кокосовой воды. Кубинец куда-то сходил и принёс вскрытый кокосовый орех с соломинкой. Взяв кокос, канадец начал пытаться дать кубинцу деньги. Кубинец отказывался, как мог. Канадец настаивал и утверждал, что будет обижен, если «друг» не возьмёт деньги. Кубинец всё равно не брал. В конце концов «победил» канадец. Воспользовавшись тем, что кубинец был одет, канадец подошёл к нему и сунул деньги в карман брюк. Огорчённый кубинец развернулся и ушёл вдоль пляжа. Я больше не видел, чтобы они беседовали.

  • Изменения структуры денежных установок.
Социальные психологи с середины 50-х гг. пытались создать инструмент для измерения установок по отношению к деньгам. Первой успешной попыткой такого рода можно считать опросник В.Д. Рубинштейн, предложенный ею читателям журнала Psychology Today[24]. Исследовательница получила почти 20 тысяч ответов, и ее выборка достаточно равномерно отражала британскую популяцию.

Данные, полученные ею, оказались весьма неожиданными. Например, почти половина респондентов никогда не обсуждала свои доходы с родителями и друзьями. Менее одной пятой говорили об этом со своими братьями или сестрами. То есть оказалось, что люди думают о деньгах почти постоянно, но говорят о них очень мало и с очень немногими людьми. С ростом доходов возрастает «таинственность» и стремление скрыть свое богатство.

    • Приведу случай, который произвёл на меня сильное впечатление. В конце 90-х я впервые побывал в одной из стран Запада – в Ирландии. Мне было интересно пообщаться с интеллектуалами, и поэтому я разговорился с одним из местных профессоров. Западный профессор, весьма образованный человек, весело рассказывал о подробностях жизни со своей женой. Не осмеливаясь ответить на прямые вопросы собеседника, я краснел и потел. В тот момент у меня в голове крутилась мысль: «насколько же мы –жители бывшего СССР – закомплексованы, если даже в католической стране культурные люди не стесняются таких тем». В конце беседы я задал профессору простой вопрос, ответ на который произвёл настоящий переворот в моём сознании. Я спросил его: «А сколько Вы зарабатываете»? Профессор стал очень серьёзным, посмотрел на меня, как на жуткого извращенца, и в искреннем возмущении воскликнул: «Это же интимно»!
    •  
    • Размышляя над этим случаем, я пришёл к выводу, что капитализм выворачивает наизнанку понятие интимного пространства. Информация о предоставленном общественном благе, которая по идее должна определяться заработанной суммой, тщательно скрывается. В то время как бесстыдство выставляется напоказ и называется «раскрепощением».
    •  
    • Будучи студентом, я, как и многие советские студенты, работал в сельхоз и в стройотрядах. Хотя в «летнем трудовом семестре» мы оказывались не по своему желанию, однако справедливости ради следует отметить, что в советских трудовых отрядах мы не только знали, сколько кто получает, но даже сами выставляли друг другу коэффициенты трудового участия (КТУ), т.е. существенно влияли на величину зарплаты. А к личной жизни своих товарищей мы относились с уважением, старались не вмешиваться.

Данные позволили классифицировать людей на две существенно различающиеся группы: «материально удовлетворенных» и «материально неудовлетворенных». Первые контролируют свои финансы, тогда как вторые позволяют деньгам управлять их поведением. Так, если возникает желание купить что-нибудь слишком дорогое, то представители первой группы постараются либо накопить достаточно денег, либо забыть об этой вещи. Неудовлетворенные же чаще всего попытаются взять деньги в долг. Во второй группе также значительно выше частота эмоциональных расстройств и психосоматических заболеваний.

Рубинштейн также изучала влияние половых различий на установки по отношению к деньгам. Оказалось, вопреки распространенному мнению, что мужчины и женщины придают одинаковое значение в своей жизни работе, любви, заботе о детях и финансам. Однако мужчины более доверчивы и уверены в себе в финансовых вопросах, чем женщины, больше удовлетворены своей финансовой ситуацией и оптимистичнее смотрят на свое будущее материальное положение. Мужчины реже, чем женщины, испытывают по поводу денег чувства беспомощности, депрессии, гнева, зависти, паники и стыда, и чаще – восхищения, счастья и любви.

Ямамучи и Темпер[31] попытались создать стандартизованную Шкалу денежных установок (Money Attitude Scale, MAS). С помощью факторного анализа шестидесяти двух утверждений было выявлено пять независимых факторов: (1) власть-престиж, (2) откладывание на будущее, (3) недоверие, (4) качество, (5) тревога. Для окончательного варианта опросника было отобрано 29 наиболее надежных пунктов. Авторы обнаружили, что установки по отношению к деньгам практически не зависят от доходов человека. Были выявлены различия между мужчинами и женщинами по фактору времени (планирование, откладывание на будущее). Неожиданным оказался результат, противоположный взглядам большинства: выяснилось, что женщины чаще используют деньги как орудие в борьбе за власть.

    • Отметим, что при капитализме деньги и власть неразлучны.

Используя данные предыдущих исследований, Фарнэм[9] разработал опросник из шестидесяти утверждений, отражающих широкий круг установок, мнений и ценностей, связанных с деньгами. Результаты статистической обработки выявили шесть отдельных (ортогональных) факторов: (1) зависимость, (2) власть/использование, (3) планирование, (4) безопасность/консерватизм, (5) неадекватность, (6) усилие/способность.

Согласно полученным данным, пожилые и богатые люди оказались больше озабочены своим будущим, чем молодежь и бедняки. Исследование зависимости между самооценкой и отношением к деньгам показало, что люди, склонные к импульсивным тратам (навязчивые покупатели), имеют более низкую самооценку, чем рациональные потребители. Для одержимых покупателей деньги обладают символической способностью повышать их самооценку[15]. Навязчивые покупатели больше, чем обычные, склонны видеть в деньгах способ решения проблем и чаще рассматривают деньги как основание для сравнения. Они используют деньги для демонстрации статуса, власти и обычно говорят, что им не хватает средств (особенно по сравнению с их друзьями). Траты денег для них обычно сопряжены с внутренним конфликтом.

    • Подтверждение тезиса. Деньги используются в качестве демонстрации власти.Убеждение в единстве денег и власти есть главный маркер капиталистического человека: «Желаешь повелевать? Значит, нужны деньги!». Тот, кто думает иначе, выпадает из капиталистического общества, его воспринимают, как не от мира сего.

Шкала Фарнэма использовалась для изучения национальных различий в установках по отношению к деньгам в сорока трех странах[21]. Была получена статистически значимая отрицательная корреляция между ценностью денег и национальным доходом на душу населения. В более богатых странах люди придают деньгам меньше значения.

В целом, исследования установок по отношению к деньгам за последние двадцать лет выявили их связь с демографическими (пол, возраст, социальный класс), национальными и личностными факторами. Женщины, люди старшего возраста, представители низших социальных слоев и невротики больше озабочены проблемой денег, чем все остальные.

Шкала денежной этики. Танг[26][27] разработал опросник для измерения установок по отношению к деньгам, названный им Шкалой денежной этики (Money Ethic Scale, MES). Исследователь полагает, что эти установки имеют три компонента: аффективный (добро, зло), когнитивный (связь денег с достижениями, уважением, свободой) и поведенческий. Шкала содержит тридцать простых утверждений, отражающие пять независимых факторов: добро («Я высоко оцениваю деньги», «Деньги на дороге не валяются»); зло («Деньги – корень всякого зла», «Не в деньгах счастье»); достижение («Деньги – символ успеха», «За деньги можно купить все»), уважение или самооценка («Деньги привлекают к тебе друзей», «Иметь деньги почетно»), бюджет («Я тщательно рассчитываю свой бюджет», «Я всегда вовремя плачу по счетам»), свобода или власть («Деньги дают свободу и независимость», «Деньги – это власть»). Шкала была проверена на 769-и испытуемых и обладает достаточной внутренней согласованностью.

Использование этого инструмента позволило проверить многие гипотезы. Так было показано, что люди с высокими доходами склонны видеть связь денег и достижений, тогда как молодежь чаще рассматривает деньги как зло. Испытуемые, имеющие более низкий уровень денежных притязаний, продемонстрировали большую удовлетворенность жизнью и меньший уровень стресса. Была установлена значимая корреляция между внутренним удовлетворением от работы и мнением о том, что деньги – это символ свободы и власти. Внешняя трудовая мотивация коррелировала с мнением о том, что деньги не есть зло.

В проведенном недавно кросс-культурном исследовании сравнивалась денежная этика рабочих Америки, Великобритании и Тайваня[27]. Американские рабочие набрали наивысшие баллы по самоорганизации, самооценке и внутреннему удовлетворению от работы. Китайские рабочие показали самый высокий уровень «протестантской трудовой этики» и «уважения» к деньгам и самый низкий уровень внутреннего удовлетворения от работы. Британские рабочие склонны считать, что «деньги означают власть», и при этом имеют самый низкий уровень внешней удовлетворенности работой.

    • Показательно убеждение людей в том, что «деньги означают власть.
    •  
    • Отметим, что в соседних абзацах выделенные утверждения противоречат друг другу. Поскольку удовлетворённость не может быть внешней, то, вероятно, «уровень внешней удовлетворенности работой» следовало бы заменить на «уровень внешних побудительных причин к работе».

Результаты исследования подтвердили некоторые интуитивные оценки экономических процессов в Юго-Восточной Азии: длительный период экономического роста на Тайване привел к тому, что люди стали в большей мере рассматривать деньги как знак успеха и уважения, стали более материалистичными, трудолюбивыми и экономически заинтересованными.

Экспериментальные исследования. Классический эксперимент по изучению влияния бессознательных установок на восприятие был проведен Брунером и Гудманом в 1947 г.[3]. Десятилетних испытуемых из бедных и богатых семей просили сравнить размеры кружков света с размерами монет. Контрольная группа сравнивала размеры световых кружков с размерами серых картонных дисков соответствующего монетам диаметра. Монеты (объекты, обладающие социальной ценностью) оценивались как обладающие большими размерами по сравнению с картонными дисками; чем выше достоинство монеты, тем больше было расхождение между ее воспринимаемым и реальным размером. Бедные дети переоценивали размеры монет значительно сильнее, чем богатые. Эффект «переоценки значимых объектов» оказался повсеместным и получил подтверждение более чем в 20 экспериментах других исследователей.

Фарнэм провел эксперимент по изучению воспринимаемой ценности мелких монет[10]. Четыре самые мелкие британские монеты были рассыпаны на улице, и наблюдатели фиксировали реакции людей, которые их видели. Из 200 человек, заметивших монеты, 56 человек проигнорировали самую мелкую монету (½ пенса), 44 человека проигнорировали монету в 1 пенс, 16 – 2 пенса, и 10 – 5 пенсов. Был сделан вывод о том, что этот незамысловатый способ измерения может быть полезен для изучения столь табуированной и эмоционально нагруженной темы, как деньги, особенно в периоды инфляции, безработицы и денежных реформ.

    • А ведь, в самом деле, люди, живущие при капитализме, накладывают табу на тему денег. Прямо и честно говорить о деньгах нельзя, «не принято». Вот пара случаев, характеризующих капиталистическое общество.
    •  
    • (1) Мы, группа специалистов, работающих в западной компании, на одном из собраний услышали от нашего начальника новость о повышении зарплаты. Те из нас, кто недавно прибыли из бывших социалистических стран начали обсуждать эту тему и попросили объявить зарплаты всех. Эта просьба вызвала неподдельное удивление у начальника. Большую часть собрания он посвятил увещевательной проповеди о том, что знать зарплаты своих коллег «совсем нехорошо», и хоть прямого запрета нет, но «обмениваться этой информацией ни в коем случае не следует».
    •  
    • (2) Будучи владельцами одной из квартир многоквартирного дома, мы долго и безуспешно просили управляющих директоров показать банковские транзакции: «Поскольку мы совладельцы этого дома, то почему мы не можем узнать, на что расходуются собранные деньги»? В конце концов, председатель совета директоров воскликнула: «Сначала покажите транзакции вашего личного банковского счёта, а потом уж требуйте»! Каково же было её удивление, когда мы тут же согласились на подобный «обмен». Придя в себя, она заявила, что не хочет ничего знать, и никогда не допустит нас к прямой финансовой информации. «Вы должны верить бухгалтерским отчётам, которые я подготовила» – заявила председатель.

Продолжение следует…

Tags: Психология денег
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 12 comments